ЖИВУ КАК ХОЧУ

«Работать или сидеть с детьми»: пермские мамы рассказали о своем выборе

[rara_divider color=»#666666″ style=»solid» thickness=»1px» width=»30%» mar_top=»20px» mar_bot=»20px»]

Автор: Татьяна Шкляева

[rara_divider color=»#666666″ style=»solid» thickness=»1px» width=»30%» mar_top=»20px» mar_bot=»20px»]

 

После рождения ребенка чаще всего именно перед женщиной встает вопрос — брать ли полный декрет. И у каждой разный ответ. Одной рукой они работают, другой – качают ребенка. Или вовсе уходят «в семью» с головой. Мы поговорили с разными женщинами – домашними и работающими. Как и себя не потерять, и семью сохранить – читайте в статье «П—Журнала».

 

«Кто самый счастливый в детском саду? Тот, за кем пришли сразу после ужина»

Нина Бояршинова, 35 лет
детям 4 года и 1 год

— Я уже чуть больше 4 лет сижу дома и усиленно посвящаю себя семье. Формально я в декрете и мой последний рабочий день был очень давно. До замужества я успела получить два высших образования, побыть трудоголиком в банковской сфере.

Ближе к тридцати решила для себя, что замуж я, пожалуй, не хочу, да и к детям не готова и не буду готова никогда. Скопила денег на первоначальный взнос, присмотрела себе квартиру-студию, собиралась влезть в ипотеку. Вместо ипотеки оказалась замужем.

Кто самый счастливый в детском саду? Тот, за кем пришли сразу после ужина

Выбор «пойти ли мне на работу, оставив детей в саду/с няней, или остаться сидеть с детьми дома» передо мной никогда не стоял. Когда появился первый ребенок, я предполагала, что просижу с ним полтора года, потом подключу бабушек и выйду на работу. Но частые болезни сына и то, как мы друг к другу привязались за это время, изменили мое решение. Сын решил иначе, я не спорила. Примерно также получилось и с младшей дочерью.

В каждый момент своей жизни я делаю так, как будет лучше детям. Это логично: в конце концов, они-то не просили их рожать. Вспомните себя детьми. Кто нужен рядом, когда болеешь? Только мама. Кто самый счастливый в детском саду? Тот, за кем пришли сразу после ужина.

Правда, сейчас, после многолетнего сидения в декрете, работничек я так себе. Сын болеет раз в месяц с потрясающим постоянством. Сестра не отстает от брата. Если я сейчас выйду на работу, я стану одновременно посредственным сотрудником и нервной матерью. Уж лучше я буду спокойной матерью и никаким сотрудником и хоть одно дело в этой жизни буду делать хорошо.

Мама у детей должна быть 24/7 – таково жизненное кредо Нины

Вариант с няней я не рассматриваю по ряду причин. Одна из основных – дочь в принципе не принимает никого, кроме меня, и иногда – папы. Подвергать ее стрессу, приучая к чужому человеку, я не хочу.

Вообще, это странно – мать, которая сама отучает собственного ребенка от себя и приучает к другой женщине.

Плюсы – я уверена, что все делаю правильно. Я вижу, что детям сейчас комфортно. Сын пошел в детский сад, когда был морально готов (в три с половиной года), а не когда маме надо было выходить на работу. Он болеет и возвращается в садик, когда полностью выздоровеет, а не когда пора закрывать больничный. Дочери для душевного равновесия мама необходима 24/7 – и это у нее есть.

Муж приходит с работы – его ждут довольные, в меру спокойные дети, ужин и слегка замотанная, но тоже довольная жена. Никто не страдает. Никто ни на кого не орет. Никто сам не ходит и не таскает никого к психотерапевту. В семье мир и покой.

Минусы – иногда (раз пять на дню) очень хочется попить чаю в тишине и лечь в ванну. Однажды, я верю, у меня это получится!

Разумеется, дети подрастут, станут меньше болеть. А потом у них вообще появится своя жизнь, в которой мне, по-хорошему, делать нечего. Совсем не хочется зациклиться на них, превратиться в мать-наседку, а потом страдать от «синдрома опустевшего гнезда». Или, еще хуже, «не дать» им вырасти. Так что, наверное, в планах – выход на работу. Когда-нибудь, когда звезды сложатся должным образом.

[rara_divider color=»#666666″ style=»solid» thickness=»2px» width=»100%» mar_top=»20px» mar_bot=»20px»] Читайте также: Что делать пермякам, если ребенок не хочет идти в детсад [rara_divider color=»#666666″ style=»solid» thickness=»2px» width=»100%» mar_top=»20px» mar_bot=»20px»]

«Дети и дом не дают полноценного чувства самореализации»

 

Екатерина Калашникова, 33 года
детям 10 месяцев и 10 лет

— До декрета я переводила с итальянского и английского документацию и проводила переговоры в одной компании. Работа переводчиком – это призвание: ты должен в точности передавать слова, намерения и интонации одного человека другому и любить этот процесс.

На свое нынешнее место работы я пришла в 2017 году, когда в моих планах была карьера: к тому времени старший сын Рома уже подрос и пошёл в школу. Вырисовывалась широкая светлая карьерная лестница с командировками за границу и общением с интересными людьми. Однако внезапно, после летнего отпуска, вопреки прогнозам врачей, я обнаружила, что беременна.

К моему декрету в нашей компании отнеслись с пониманием: кстати, у нас на руководящих должностях работают главным образом женщины, есть с детьми.

Я родила дочку Наташу, и тут мужу предложили хорошее место в Санкт-Петербурге. Переехать туда мы все не могли: сын был не готов к смене школы, поэтому супруг стал жить на два города. И сейчас я совсем не могу позволить себе работу в офисе.

Ради семьи и мужа героиня сейчас находится дома, с детьми

Особенно горько и сложно мне стало, когда дочь заболела пневмонией в свои семь месяцев. Если до этого я могла качать коляску ногой и работать в телефоне, то тут всё моё время оказалось посвящено ей.

Дочь могла существовать только у меня на руках, и даже после выздоровления она продолжает быть очень тактильным ребёнком, я ей всё время нужна. Поэтому теперь я совсем не могу работать и очень от этого страдаю.

Я стараюсь применять все свои рабочие знания дома. Работа меня привлекала своими жёсткими рамками и чётким планированием: я учу сына качественному тайм-менеджменту.

Екатерина воспитывает в сыне умение правильно распоряжаться временем

Когда я укладываю спать Наташу – а это может длиться как час, так и два – я спрашиваю Рому, что он собирается делать всё это время, пока я занята. Вначале шло туго: он не понимал, чего я от него хочу. А я хотела, чтобы он отвыкал ждать другого человека и более рационально использовал свое время. Сейчас он говорит, что собирается вымыть посуду, сделать уроки по тому или иному предмету, подмести в комнате и вымыть голову.

Подход работает: в школе дела у него идут всё лучше и лучше, и из среднего ученика он постепенно становится отличником.

Любая привычка воспитывается методически.

Мне помогают бабушки: мать моего мужа занимается старшим ребёнком, водит его из школы домой. Моя мама занимается Наташей, сидит с ней днём пару часов, пока я хожу по своим делам. Иногда я просто иду гулять хотя бы на час: хочется оставаться адекватным человеком, у которого дёргается глаз хотя бы не каждую секунду.

Я мало сплю. После укладывания детей я иду прибирать на кухню, готовить еду на следующий день, наводить чистоту и уют. Где-то к концу этого процесса я начинаю от нервов есть всё, что не приколочено, и потом стараюсь уснуть.

Дети и работа – это дополняющие друг друга важнейшие аспекты моей жизни, просто сейчас так сложилось, что семья занимает почти все мое свободное время и внимание, и работать полноценно невозможно.

«Нельзя заниматься главным в своей жизни по остаточному принципу»

Юлия Балабанова,
детям 15 и 10 лет

— Как я начала работать в 20 лет, так и не останавливалась. Я работала во время обоих своих декретных отпусков. Во время первого оставалась выпускающим редактором в телекомпании «Т7». Во время второго декретного была главным редактором мужского глянцевого журнала. Это было очень смешно: я кормящая мама, тут у меня памперсы, тут пюрешка, а тут – редактура подписей к эротическим фотосессиям.

Фактически я никогда в жизни не отдыхала нормально, и сейчас у меня ситуация такой накопленной усталости, что я не представляю, сколько мне потребуется времени, чтобы снова по-настоящему захотеть работать.

Юлия год готовилась, чтобы уйти из «Триумфа»

При этом я мать-одиночка с двумя детьми-подростками. У детей размер обуви меняется каждые полгода. К тому же мне нужно дать им хорошее образование и хочется показать мир, путешествовать с ними… Я понимаю, что это смогу обеспечить только своей работой. И сейчас я взяла паузу, чтобы придумать некую масштабируемую историю, которая была бы мне интересна, не съедала бы меня целиком и позволяла бы нормально жить.

«Дети, стихи и песни – это самое главное, что останется после жизни», ‒ говорит Юлия

Для начала я осуществила мечту своей годичной давности: ушла с должности управляющего частной филармонии «Триумф». Свой уход я подготавливала постепенно: мы с командой спроектировали новую управленческую схему, и я с лёгким сердцем покинула проект. И в этот момент я поняла, что не хочу заниматься вообще ничем.

Я интроверт по своей природе. Но на протяжении почти трёх лет, с апреля 2016 года (пока я оставалась на должности управляющего), каждый день мне поступало по 30-40 телефонных звонков, по 20-30 емейлов, и ещё столько же сообщений в мессенджерах. Меня «разрывали» музыканты, агентства, люди, которые хотят арендовать площадку, зрители, которые не могут купить билеты и так далее…

Работа важна, говорит Юлия, но важнее – то, что останется после тебя

Раз в месяц у меня случался «день мизантропа», когда я понимала, что не могу физически заставить себя выйти из дома. Постепенно эти дни мизантропа стали превращаться в «недели мизантропа», а потом в месяцы. В итоге я слегла с жесточайшим гриппом и поняла, что если не прекращу эту историю, то меня вынесут вперёд ногами.

Я вспомнила великое правило жизни Вячеслава Полунина – «ноги в воду»: раз в несколько лет ты садишься, физически или ментально опускаешь ноги в воду, и всё отпускаешь. И не делаешь ничего месяц, чтобы понять, чего ты хочешь в этой жизни.

Я вообще-то хочу заниматься своими песнями. На протяжении всей моей жизни это всегда была «партизанская» история, в противовес профессиям и основному заработку. Если ко мне «приходила» песня, то я фактически прогуливала работу: отключала телефон, дописывала песню и только потом возвращалась к людям.

Потому что я отдаю себе отчёт, что когда меня не станет, то мои дети и мои песни и стихи – самое главное, что от меня останется.

Не «Триумф», не журналистская работа, а именно моё творчество и сыновья. И это то, чем я занимаюсь по остаточному принципу на протяжении всей моей профессиональной жизни. А оно заслуживает того, чтобы подходить к этому иначе.

[rara_divider color=»#666666″ style=»solid» thickness=»2px» width=»100%» mar_top=»20px» mar_bot=»20px»] Читайте также: Колонка мамы двух сыновей: как родители программируют нас, а мы – своих детей [rara_divider color=»#666666″ style=»solid» thickness=»2px» width=»100%» mar_top=»20px» mar_bot=»20px»]

«Стараюсь сочетать семью, работу и развлечения»

Анастасия Колчанова, 39 лет
детям 4 и 12 лет

-Я работаю в театре, и для меня это дело – каждодневная встреча с моей детской мечтой. В три года моя бабушка привела меня на балет «Коппелия», и я сразу же пропала, захотела танцевать. Профессионально заняться танцами, однако, не вышло, но я всё равно здесь, в театре, в гуще событий.

После филфака в оперный театр я попала практически сразу: мне позвонила подруга и сказала, что есть возможность работать там в отделе маркетинга. И я сразу согласилась. Через полгода я стала помощником Георгия Георгиевича Исаакяна, тогдашнего художественного руководителя театра.

Работа для Анастасии – по ее собственному признанию – стержень ее жизни

За время работы у меня родилось двое детей – Ваня и Маша. Когда старшему сыну исполнилось полтора года, я вышла работать: мне не сиделось дома, казалось, что вся жизнь – там, в театре, и проходит мимо меня.

Сейчас я понимаю, что была матерью-ехидной: только подумайте, сын пошёл в садик в год и десять месяцев. Мне, конечно, много помогала моя мама, муж шёл навстречу: мы познакомились с ним в театре, и он понимал, что это место бросить совершенно невозможно, если ты уже туда попал.

Муж поддерживал Анастасию в желании работать

Со вторым ребёнком — моей дочери в этом году исполнилось четыре – ситуация была иной: я ушла в декрет в том числе и для того, чтобы все переосмыслить. Примерно тогда я поняла, что вся жизнь не может состоять из работы: нужно питать себя из других источников, и прежде всего, необходимо оставаться человеком.

Дети – один из источников «питания» энергией

Сейчас я стараюсь сочетать семью, работу и развлечения. Работа по-прежнему является для меня стержнем моей жизни, тем, что делает меня нужной людям в моих собственных глазах.

Я уже доросла до отдела по организации гастролей и новых постановок – то есть до продюсера, если говорить кратко. Я стараюсь сочетать семью, работу и развлечения.

Полезное видео

Как подготовить пластиковые окна к зиме?

Подписка на П–Журнал

Отправляем раз в неделю. Без спама
* = поле обязательно