ЖИВУ КАК ХОЧУ

Алексей Дёмкин – о юности в 1990-е годы, первом бизнесе и тонкостях управления компанией

Как развивать бизнес в Перми? Как отнестись к выбору детей, нашедших свой путь в жизни? Об этом и многом другом в откровенном интервью «П–Журналу» рассказал генеральный директор АО «ПЗСП» Алексей Дёмкин.

«Старший брат всегда должен защищать младшего»

– Кем вы хотели стать в детстве?

– Когда я рос, все мальчики хотели стать космонавтами, а девочки – учительницами. Нас так «программировали». Мы читали газеты, вырезали из журналов статьи о полетах человека в космос, о планах строительства орбитальных станций. На качелях делали «солнышко» – тренировали вестибулярный аппарат.

– Много ли свободы вам давали родители?

– Конечно, в моем детстве были ограничения – ведь родители всегда переживают за жизнь и безопасность детей. Но с точки зрения развития – творчества, занятий спортом, – никаких запретов не было. Я ходил и в шахматный клуб, и в спортивные секции. Правда, когда решил заниматься дзюдо, услышал от родителей: что-то это непонятное, иди-ка, мол, лучше в классическую борьбу.

– У вас есть младший брат. Была ли у вас с ним конкуренция за родительское внимание?

– У нас с братом четыре года разницы. Когда он родился, родители объяснили мне, что я должен защищать брата и заботиться о нем. Конечно, у нас с братом бывали конфликты. И в таких случаях родители всегда в первую очередь беседовали со мной как со старшим – объясняли, что не должен был допустить ссоры, что должен быть умнее в силу возраста.

Алексей Дёмкин в старших классах

«Я не понимал смысла малиновых пиджаков»

– Стремительное развитие ПЗСП пришлось на 1990-е годы….

– Скорее на 2000-е.

– Какой была ваша жизнь тогда? Занимались ли вы бизнесом? Носили ли спортивный костюм или малиновый пиджак?

– Малиновые пиджаки носили самые успешные предприниматели (смеётся). Я не понимал смысла всей этой дифференциации цветов. А наша школа на Пролетарке была далеко от центра города, и там можно было хоть в спортивных костюмах ходить, или в свитерах, заправленных в брюки (смеется).

– В одном интервью вы рассказали, что после окончания школы поступили в политех, на специальность «Авиадвигатели и энергетические установки». Там же вы сказали, что «мудрые родители мой выбор одобрили, понимая, что, куда бы я ни пошёл, всё равно окажусь на ПЗСП». Ваш отец сразу видел в вас продолжателя бизнеса?

– Мне сложно ответить на этот вопрос – лучше спросить его. Понимаете, в то время мало кому в голову могло прийти, что у нас, как, например, в США, корпорациями могут управлять семьи. Думаю, что отец вообще об этом стал задумываться недавно.

Но думаю, что внутренне отцу всегда хотелось, чтобы я работал с ним. Так же и я сейчас говорю старшему сыну: «Хочу, чтобы ты был рядом». Ведь для того чтобы предприятие было современным и могло развиваться, необходимо очень четко реагировать на актуальные тренды, что называется, «быть в теме». Лучше всего это получается у молодого поколения.

«Не хочу, чтобы сын сказал, что я испортил ему жизнь»

– Планируете ли вы, что все ваши дети пойдут по вашим стопам, намерены ли влиять на их выбор?

– Они точно все не станут заниматься строительным бизнесом.

– Потому что должностей на ПЗСП может не хватить?

– Дело не в этом. Если у них будет желание помочь предприятию, то возможность всегда найдется. Старший сын учится на маркетолога на экономическом факультете ПГНИУ и через год закончит – я планирую привлечь его к работе на ПЗСП. А второй сын сделал другой выбор – будет учиться на шеф-повара.

– Как вы отнеслись к этому?

– Это его выбор. У сына были хорошие результаты в лицее №1 – учителя говорили, что ему нужно поступать на юриспруденцию в Санкт-Петербург или Москву. Но он решил заниматься кулинарией. И я не хочу, чтобы спустя 10 лет сын сказал, что я своим давлением испортил ему жизнь.

«До прихода на ПЗСП я мог позволить себе купить автомобиль»

– Вы помните тот момент, когда пришли на ПЗСП?

– Как таковой отправной точки не было. В 1996 году я закончил [Пермский политехнический] институт – на тот момент я как предприниматель уже неплохо зарабатывал. Уровня моего дохода было достаточно, чтобы купить автомобиль, обеспечивать семью – у меня тогда уже родился первый сын. А в феврале 1997 года отец сказал мне – может, мол, хватит болтаться…

– Чем вы занимались?

– Торговал товарами народного потребления, а также акциями на фондовых рынках. Когда я пришел работать на предприятие, мой уровень дохода…

– …резко упал, судя по всему – по крайней мере в вашей официальной биографии сказано, что вы начинали с формовщика.

– Формовщиком я проходил практику. А официально пришел работать уже инженером отдела снабжения. На тот момент как предприниматель я действительно зарабатывал вне завода едва ли не больше, чем весь инженерно-технический персонал нашего предприятия. Но я всё равно выбрал завод. Это действительно серьёзное дело, я увидел его будущее, хотел лично участвовать в его развитии. В конце концов, просто хотел помогать отцу, которого бесконечно уважаю.

Алексей Дёмкин, Николай Дёмкин (в середине), Геннадий Шилов

«К майнингу мы относимся с осторожностью, но за криптовалютами наблюдаем»

– Вы как-то говорили, что хотели поступить в военное училище. Чем привлекала вас профессия военного? Был ли хотя бы один момент в вашей жизни, когда вы сказали себе «Строительство – это не мое»?

– Советская система воспитывала в нас обязанность каждого мужчины защищать свою родину. К тому же у военных мне нравилась красивая форма. Именно поэтому у меня было желание связать свою судьбу с этой профессией. Но я точно не могу сказать, что пожалел, выбрав строительство. И сейчас я вижу перспективы в работе – перед нами стоят серьёзные задачи по развитию компании.

– Кстати, о развитии. В одном из интервью вы говорили, что ваша компания должна быть максимально автономной. Чтобы не зависеть от стороннего бизнеса, вы приобрели собственный карьер, с нуля построили электростанцию. Создали оконное направление, начали сами делать двери. Возможны ли варианты неожиданной диверсификации, например, добыча криптовалюты?

– Цель любого бизнеса – зарабатывание денег, чтобы развивать и совершенствовать бизнес. Но к майнингу мы, мягко говоря, относимся с осторожностью – хотя бы потому что в России это пока законодательно не урегулированная отрасль, и «нырять» в эту реку мне бы не хотелось. Скажем так, пока мы просто наблюдаем за развитием рынка криптовалют.

«Мы создаем комфортную среду»

– Пролетарка сейчас застроена домами от ПЗСП. Почти все заводское руководство живёт здесь. Это попытка создать некое идеальное пространство, свой «Город Солнца» в довольно непритязательной Перми или «ничего личного, просто бизнес»?

– Мы ведь не просто продаем квадратные метры, а создаем комфортную городскую среду. 30 лет назад Пролетарки как микрорайона не существовало: там, где сейчас новостройки, был так называемый «Шанхай».

М/р Пролетарский. Фото из группы «Пролетарка. Пермь»

Читайте также:

 Пролетарка и её сказочные герои

Водники: где гулять и как жить в кинематографичном районе

 Микрорайон КамГЭС: притяжение воды


Все было застроено одноэтажными деревянными домами. Мы преобразили эту территорию, обеспечили светом и водой, создали дорожную инфраструктуру, обустроили дворы.

Еще в начале 2000-х на Пролетарском деревянные домики соседствовали с высотками от ПЗСП. Фото из группы «Пролетарка. Пермь»

Постепенно тут сформировалась своя культура – мы и праздники празднуем вместе. Поэтому выбор сотрудников ПЗСП в пользу наших домов – это, на мой взгляд, естественный процесс.

– Как далеко в свое будущее вы заглядываете? К вашему 60-летию вы будете рядом с ПЗСП?

– Жизнь в нашем государстве меняется очень динамично, и заглянуть в свое 60-летие весьма сложно. Но я точно знаю, чем хочу заниматься в ближайшие 10 лет. Это автоматизация производства, оттачивание всех производственных процессов на предприятии.

– Зачем это лично вам?

– Существует пирамида потребностей, и на самом ее верху – самореализация. В конечном итоге мне хотелось бы осознавать, что мне удалось создать высокоэффективный бизнес.

– Есть ли в Перми место, кроме Пролетарки, которое много для вас значит?

– Мне с детства нравится Кировский район – как он выглядит и спланирован. В детстве я часто ездил туда в кинотеатры «Рубин» и «Экран», в парк аттракционов. Но мне комфортно погулять и возле оперного театра, и в сквере Дзержинского. Вообще, я всегда с удовольствием понимаю, что вернулся домой, когда после московской жары в 5:30 утра выхожу из самолета и меня встречает прохладный пермский воздух.

Дарья Чурилова,
главный редактор «П–Журнала»

Полезное видео

Как подготовить пластиковые окна к зиме?


Подписка на П–Журнал

Отправляем раз в неделю
* = поле обязательно