Только самые отважные пермяки в жаркий день решатся испить воды прямо из Камы. Тем не менее, именно из этой реки, а также Чусовой и Сылвы, живительная влага приходит в каждый пермский дом. П—Журнал узнал, как загрязнённая вода больших рек превращается в пригодную для питья.

Ирина Батурина, главный технолог «Нового-Прикамье»
Чтобы попасть в дома пермяков и жителей близлежащих населенных пунктов, вода проходит десятки километров. Например, до Краснокамска — 70 км. От Чусовского водозабора до Крохалевки — 30 км

Человек на 70% состоит из воды и без неё может прожить максимум пять дней. К счастью, этот ресурс в Перми уже давно поставляется прямо в квартиры. Какая вода течёт из кранов и можно ли её пить? На эти вопросы нам ответила главный технолог по очистке воды ООО «Новогор-Прикамье» Ирина Батурина.

Чистка со скоростью 0,6 мм в секунду

На Чусовском и Большекамском водозаборах применяется традиционная двухступенчатая система очистки. Вода поступает на очистные сооружения, и первым делом в неё вводят хлор для обеззараживания, чтобы при прохождении через очистные сооружения в ней не начался рост микробиологических организмов. После хлора вводятся ещё такие реагенты, как сульфат алюминия и флокулянт Праестол.

Эти химические реагенты позволяют удалить из воды взвесь и цветность. Взвесь в речной воде представлена в основном частицами почвы — глина, песок. Цвет воде придает также почва — т. е. гуминовые кислоты (гумус — по латыни почва). В зависимости от того, по каким почвам протекает река, тем она и насыщается, например, Кама собирает воду из притоков рек, протекающих по болотистым территориям и поэтому очень насыщена растворённым железом, которое придаёт воде тёмно-жёлтый цвет; Сылва протекает в основном по известнякам, поэтому она менее цветная, но более жёсткая из-за солей кальция.

«Затем вода поступает на первую ступень очистки. Это осветлители со взвешенным слоем осадка или осветлители-рециркуляторы. Вода в таких сооружениях находится в течение 2-3 часов. Очень медленно, со скоростью 0,6 мм в секунду, она поднимается снизу вверх. За этот период происходит процесс обеззараживания, осветления, обесцвечивания, — рассказывает Ирина Батурина. — Далее вода поступает на вторую ступень очистки — фильтрование через слой кварцевого песка. Потом вода обеззараживается вторично, поступает в резервуары чистой воды и далее — в распределительную сеть города».

В начале 2000-х на Чусовском водозаборе для первого этапа обеззараживания воды построили станцию озонирования. При её запуске специалисты говорили, что озонированная вода лучше хлорированной. Однако сейчас от очистки воды озоном пришлось отказаться из-за высокой себестоимости данного процесса. «Озон — очень нестойкий реагент, и его применение возможно только на первом этапе обеззараживания. Потому что сама молекула озона очень нестойкая. Уже буквально через 5-10 минут её в воде нет. Хлор — это такой реагент, который присутствует в воде очень длительное время, обеспечивая воде эпидемическую безопасность, — объясняет Ирина Батурина. Ведь, чтобы попасть в дома пермяков и жителей близлежащих населенных пунктов, вода проходит десятки километров. Например, до Краснокамска — 70 км. От Чусовского водозабора до Крохалевки — 30 км».

Иногда пермяки замечают, что из крана идёт белая вода. Не посвящённым кажется, что это — остатки хлора. Но нет! Это всего лишь мельчайшие пузырьки воздуха, которым вода насыщается при прохождении по трубам.

Дело — труба

«Новогор-Прикамье» обслуживает более 1 тыс. км водопроводных труб. Они, словно подземная паутина, покрывают город. Основная часть этих коммуникаций была построена в советское время. Потому, ещё лет 30 назад можно было смело пить воду из-под крана. Сейчас это тоже не смертельно опасно, но всё-таки стоит представить, в каком состоянии на сегодняшний день находятся трубы, по которым вода поступает в дом.

«При транспортировке воды по разводящей сети возможно её вторичное загрязнение. За более чем 60 лет качество сети ухудшилось. Она стареет, как любой материал. Заменить в одночасье все эти трубы нереально. Максимальное количество труб, которое можем заменить, отреставрировать мы, да и любой другой водоканал — 4-5 %, что составляет 40-50 км/год. Даже если бы нашёлся финансовый ресурс для проведения полной замены всех трубопроводов, старше 50 лет, тогда пришлось бы прекратить водоснабжение всего города, перерыть все проезды и не на одни сутки», — говорит Ирина Батурина.

Живая и мёртвая вода

Чтобы пить воду из-под крана без последствий для здоровья, вполне достаточно обычного бытового фильтра, который содержит уголь. Он поможет избавить водопроводную воду от вредных примесей.

«В настоящее время на рынке много фильтров обратного осмоса. Эти фильтры воду почти дистиллируют. Такая вода, я считаю, не очень полезна для организма. Человеку необходимы микроэлементы, и вода, пройдя обратный осмос, должна ещё пройти этап минерализации. Иначе это будет «мёртвая» вода», — считает эксперт.

Пермяки стали меньше использовать воду

Как говорит Ирина Батурина, водопотребление города сократилось почти в два раза. Если в 1980-х в Пермь поставлялось более 400 тыс. кубометров воды в сутки, то сегодня — лишь 260-270 тыс. кубометров:

«В расчёте на миллионный город получается 260 литров на человека в сутки. Хотя, этот объём потребляет не только население. У нас много абонентов-предприятий. При норме потребления 250 литров на человека в сутки пермяки потребляют значительно меньше. Это определяет установленный в каждой квартире счётчик. Чистая питьевая вода — довольно дорогостоящий ресурс, за всё приходится платить.

После выхода в свет постановления правительства счётчики установлены во многих квартирах, домах и водопотребление значительно сократилось».

Кстати, жажда жителям Перми не грозит. На случай глобального ЧП в городе есть внушительный запас чистой питьевой воды, хранящийся в подземных резервуарах. Резервуары охраняются, и доступ к ним ограничен.



Понравилась статья? Поделитесь ей в Вконтакте, Фейсбуке, Одноклассниках, Твиттере или отправьте в Вайбере, Ватсаппе или Телеграмме

Похожие статьи