Здания-призраки, дома-колбасы, постройки, которые повелевают, и фасады, которые смешат. «П-журнал» поговорил с архитектором проекта «Егошиха-парк» Артёмом Москальцом о тенденциях в дизайне фасадов и о том, как они сегодня формируют городскую среду.

Промышленный лик архитектуры 18 века, который когда-то был главным персонажем пермских улочек, сегодня практически незаметен глазу прохожего

Лик первый. Призрачный, затерявшийся, промышленный

«Особенность Перми — это соседство разных стилевых эпох в дизайне зданий, — рассказывает Артём Москалец, — Современные решения наслаиваются на прошлые, формируя образ города и его многоликость. Так Пермь — уральский промышленный город — постепенно забывает свою суть. Историческая промышленная архитектура потеряна, скрыта от глаз или разрушена».

Этой тенденции вполне соответствует множество зданий: пивзавод на ул. Сибирской, который уже долгие годы скрыт за строительными лесами, Хлебозавод на ул. Окулова или вагоноремонтный завод на Перми-1. Это здания-призраки, которых нет в жизни города, они незаметны, но всё же существуют.

«Хотелось бы, чтобы памятники истории были открыты взору, ведь это прекрасные здания, несущие в себе генетический код Перми. Без внимания к ним у Перми не будет идентичности, — считает Артём. — Новые объекты могут быть качественными, но они ничем не отличаются от зданий в других городах».

Промышленный лик архитектуры 18 века, который когда-то был главным персонажем пермских улочек, сегодня практически незаметен глазу прохожего. Показаться пермякам ему мешают заборы и новостройки, несущие в себе обещание другой жизни.

Лик второй. Суровый, молчаливо приказывающий

В Перми немало примеров зданий сталинского периода, которые обладают мощным идеологическим содержанием. Взять хотя бы жилую застройку на старом Компросе, Дворец Солдатова или так называемую Башню смерти – всё это представители эпохи тотального контроля.

«Сила архитектуры сталинского периода — в комплексном характере застройки, — рассказывает архитектор. — Тогда возводили целые кварталы и микрорайоны, которые полностью погружали человека в среду. Среда эта строго геометризированная, для неё характерна симметрия. Портики, шпили, ряды колонн, даже каждый вазон во дворе служат единой цели — демонстрировать величие советской власти и подвигов народа, диктовать, что человеку делать, куда смотреть и чему радоваться».

Лик третий. Серый, непритязательный

Следующий лик обязан появлением Хрущёву и его постановлению «об архитектурных излишествах», которое на документальном уровне отвергло идеологический компонент архитектуры, точнее, заменило его квадратными метрами в расчете на душу населения.

«Интересно, что структура застройки осталась похожей на сталинскую, — рассказывает Артём Москалец, — Кварталы также представляют целостную архитектурную среду со строгой геометрией и преобладанием симметрии, но при этом фасады зданий оказались полностью «ободранными» хрущёвским постановлением».

Один из таких типовых проектов глядит на пермяков каждый день — это здание цирка на улице Уральской.

Благородная цель — обеспечить население нужным количеством жилплощади — со временем обернулась цинизмом, достигшим своего апогея в эпоху Брежнева.

«Дома выходили, словно колбасы из мясорубки, и укладывались странными узорами в новые спальные микрорайоны», — говорит архитектор.

Подобные непритязательные здания можно увидеть на улицах Ленина и Попова.

«В застройке того времени есть здания и с любопытной пластикой фасадов, — продолжает Артём, — но в их отделке использованы в лучшем случае цветные цементные панели, которые не производят впечатления».

Отчаянные попытки отойти от типового проекта иногда давали очень странные результаты — здание и безликое, и в тоже время с лицом.

 

Лик четвертый. Вычурный средневековый

В 1990-е годы в фасадах городских зданий начали просматриваться черты средневековой архитектуры. На улочках начали расти дома, похожие на особняки и даже замки. На прохожих стали взирать вычурные постройки с массивными стенами, эркерами, башенками и фасадами из кирпича.

Причину их появления Артём Москалец определил так:

«Из доступных материалов не было уже и цементных панелей, а новые поставки ещё не налажены, потому решили использовать один и тот же материал и для отделки, и для несущей части стены».

 

Лик пятый. Курьёзный, насмехающийся, наглый

2000-е годы подарили Перми «всемирный» ассортимент отделочных материалов и, как следствие, новые средства выразительности.

«Это время экспериментов и эйфории, оставившее после себя много ярких и часто курьёзных объектов, — рассказывает Артём. — Вид таких зданий производит впечатление как от встречи с тем, кого никак не ожидал увидеть.

Кажется, даже сами элементы здания пребывают в неожиданности друг от друга. Вот стеклянный шар, вот чёрная рама, через которую пролегает улица. Почему так? «Потому что теперь можно», — всем своим видом провозглашает здание».

«Один знаменитый архитектор сравнивал появление здания с моментом прихода человека в зал, заполненный людьми, — говорит Артём. — А обыграть появление можно по-разному: скромно поздороваться, дружески поприветствовать окружающих или вломиться, не обращая ни на кого внимания. Архитектура, как и поведение людей, тоже может быть неприличной. Есть такие объекты, чьё возникновение оказалось совершенно непреднамеренным, но не менее эффектным. В постройках нулевых годов эта тенденция особенно заметна. К счастью, в последнее время всё чаще встречаются объекты интересные и в целом, и отдельными частями. Они остроумно взаимодействуют со своим архитектурным окружением, вступая с ним в визуальную рифму».

Что же сегодня видят пермяки, прогуливаясь по городу? Тотальную асимметрию и динамичность форм, которые отражают изменения жизни людей.

Пестрота современной архитектуры — словно застывший поток противоречивой информации, с которым горожане сталкиваются в повседневной жизни. Стилевой микс, соседство зданий, которые перекрикивают друг друга, — основа современного города.

Арина Тетерина

Фото Артема Москальца



Понравилась статья? Поделитесь ей в Вконтакте, Фейсбуке, Одноклассниках, Твиттере или отправьте в Вайбере, Ватсаппе или Телеграмме

Похожие статьи