П-ДИЗАЙН

Как сделать жизнь в квартире и офисе интереснее. Лайфхаки преподавателей и ученых Перми

«П—Журнал» сходил в гости к преподавателям и увидел рыбу-пилу, особенный галстук и кокедамы. Прогуляйтесь с нами и узнайте, в каких условиях научные светила вдохновляются на новые достижения.

Коллекционные мыши

Рамиз Махмудов
заведующий лабораторией биологически активных веществ химического факультета ПГНИУ, кандидат фармацевтических наук.

Рамиз Махмудов проводит комплекс исследований (далее — скрининг) и изучает механизм действия новых продуктов органического синтеза и природных соединений для создания новых лекарственных препаратов т. е. проверяет, какие есть фармакологические эффекты у веществ, которые изобретают фармацевты и химики. А еще он более 30 лет страстно увлечен коллекционированием фигурок мышей.

В коллекции ученого много мышек: больших, маленьких, деревянных, нарисованных и слепленных из глины.

— Химики синтезируют новые вещества и отдают мне. Они предполагают, что вещество может обладать биологическим эффектом и в будущем может стать лекарством. Любое вещество в первую очередь нужно посмотреть, ядовитое оно или нет. Я провожу доклинические испытания.

Рамиз Махмудов долгое время работал в лаборатории с мышами. С тех пор ему всегда их дарят в виде фигурок, статуэток.

Сложно понять с первого раза, кто это.
Грызунов можно найти в самых неожиданных местах.

В офисе я обустроил себе зону отдыха, так как иногда приходится приходить в университет по выходным. Если опыт начался, то его нельзя прервать. У меня умственная работа. Не работается сидя только за столом. В этой зоне обсуждаю со студентами новые идеи. Там приходит много новых мыслей.

Эту картину Рамиз Рагибович сделал сам. В центре — пирон, препарат, над которым работала его лаборатория. Молекула, которую удалось синтезировать, обладает избирательным действием на организм и низкой токсичностью. Это позволяет точечно воздействовать на очаг болезни и при этом избежать побочных эффектов.

Дома рабочей зоны у меня нет. Когда я был аспирантом, я брал работу с собой, но сейчас так не делаю. Как говорится, дома должны быть домашние дела, но о работе мне напоминают мои мышки – фигурки, картины.

Фигурки крыс и мышей я начал собирать на второй год работы в университете, с 1986 года.

Мышки из коллекции ученого в лаборатории. Часть фигурок он хранит дома.

У меня есть картины, на которых изображены мыши, фигурки крыс. На белом полу в кабинете я тоже нарисовал мышек.

Галстук с мышами ученый надевает только на Новый год.

Сколько их всего в коллекции, не считал. Часть хранится дома, часть в кабинете в университете. Самый старый экспонат коллекции – это нарисованная мышка, которую мне подарили мои первые дипломницы. Сейчас она у меня на даче.

Процентов 30% из всей коллекции сделаны своими руками: это вышивки, картинки. Остальные – покупные, но их сейчас выпускают одинаковых. Сам уже начинаю забывать, какие у меня есть, каких еще нет. Раньше фотографировал и сверялся, нет ли такой же.


Читайте также: Коллекционируем люки и занимаемся фехтованием. Какие хобби помогают пермякам не скучать после работы 


Квартира с сокровищами

Валерий Жук
кандидат биологических наук ПГНИУ

Вторая неофициальная профессия учёного — этнология (наука, изучающая материальную и духовную культуру народов, особенности быта, нравов). Кроме того он был руководителем фольклорно-этнографической студии «Песенная артель» и вместе с единомышленниками занимался реконструкцией традиционной народной культуры.

Валерий Жук признаётся, что одно время у него было больше научных публикаций именно по этнографии, а не по биологии, и он был больше известен именно как этнограф. Учёный говорит, что этнография и фольклористика — это духовный антиквариат.

В его квартире много вещей, которые имеют для него значение. Но, как утверждает Валерий Владимирович, более высокой ценности не представляют.

Сразу видно — в квартире живет ученый.

— Я из того поколения, которое не может жить без книг. Для меня квартира — это такая «нора в книгах». Они со всех сторон, но сколько конкретно, я не считал. Если в доме их нет, то мне неуютно. Это не только источник знаний и информации, у них ещё и запах есть.

Все остальное, что есть в квартире— это вещи, связанные с моей семьей. Некоторые остались с нами еще с советских времен — выглядят они почти антикварными.

Над импровизированным камином в гостиной Валерия Жука отведено место под семейные фотографии.

Я не равнодушен к старым вещам, но не потому, что они дорого стоят, а потому, что они принадлежат предыдущим поколениям — связь с предками является особо ценной.

Так, у моего рабочего стола висят настенные часы XIX века, принадлежащие моему деду — они придают мне уверенность в себе. Мы были с ним очень близки, когда он был жив.

«Часы не ходят, но я помню и, можно сказать, слышу, как они стучат и бьют», — говорит Валерий Жук

Я не антиквар, не коллекционер, хотя без конца начинал что-нибудь собирать. По шкафам и ящикам хранятся начатые и не законченные коллекции марок, значков, календариков, монет, орденов.

Я считаю, что настоящее коллекционирование — это создание целостного обзора о явлении. У меня не так. Просто в квартире находятся вещи, которые в силу жизненных обстоятельств попали мне в руки: пила-рыба, раковины, модели эмбрионов.

Рыба-пила, например, попала так. Я учился в аспирантуре Зоологического института Академии наук в Ленинграде, в лаборатории ихтиологии. Коллекция зоологического института соперничает с британским музеем по значимости. Это две самые большие в мире коллекции. В подвалах института чего только не накопилось за 300 лет. И в родной лаборатории ихтиологии я ее нашел.

Рыба-пила. Кости, зубы и челюсти различных животных.

 Читайте также: В нашем доме поселился космический сосед 


 Оазис посреди офиса

Светлана Кулакова
доцент кафедры биогеоценологии и охраны природы ПГНИУ, директор бюро охраны природы ПГНИУ.

Научные интересы Светланы Кулаковой связаны с озеленением городского пространства. Ежегодно она вместе с коллегами обследует состояние зеленых насаждений в Перми. Но зеленое пространство, по ее мнению, должно быть не только на улице, но и в офисе и дома.

— Мы живем в XXI веке, в век дефицита ресурсов: кадровых, природных, пространственных. Сегодня пространство в городе стоит денег, и люди на всем экономят. Та же ситуация и с квартирой. На вопрос, «Почему у вас в доме или офисе нет растений?» отвечают: «А куда ставить?». Решение проблемы — вертикальное озеленение в специальных модулях.

В модулях хорошо растут хлорофитумы, стендаптусы, эпипренумы.

Мы в офисе бюро охраны природы поставили такие модули на стол и на пол. На стене сейчас они пока не установлены, хотя был такой опыт в другом помещении.

Воду мы заливаем прямо в модуль и ее получают сразу все растения.

В зависимости от размера поддона, в него можно установить до 21 горшка с растениями. На фото растения, высаженные недавно.

Зимой подсветка как никогда актуальна. Если растение стоит не на окне, то оно нуждается в подсветке. Для тех растений, которые установлены в модули, у нас подсветка включается и выключается автоматически и работает с 9:00 утра до 21:00 вечера.

На модулях установлены специальные фитолампы, в которых подобран спектр именно тех световых волн, которые нужны растениям

Есть ещё одно очень интересное решение — кокедамы. Они пришли к нам из Японии. Это растения, которые посажены в шар из мха. Их не нужно помещать в горшок, они растут прямо в этом шаре. В кокедамы я сажала аспарагусы, женское счастье (спатифиллум), вьюнки, кипарисы, туи. А вот драценам в кокедамах не очень хорошо.

Кокедамы — удобное решение для вертикального озеленения

Читайте также: Технологии «умный дом» в Перми. Никакой магии — только гаджеты


Еще у нас в офисе есть «умные горшки», они очень популярны за рубежом. Цветок в таком горшке можно поливать один раз в две недели: в нем есть индикатор влажности. Не нужно ежедневно проверять, сухая в нем земля или нет.

Умный горшок с индикатором влажности

Ульяна Трескова

Полезное видео

Как подготовить пластиковые окна к зиме?

Подписка на П–Журнал

Отправляем раз в неделю. Без спама
* = поле обязательно