Елена Старикова преподает историю и обществознание в школе более 25 лет. В своей исповеди «П–Журналу» она рассказала, как из вчерашних двоечников получаются хорошие учителя, от каких предметов кайфуют дети и насколько сложно обеспечить безопасность учеников, когда взрослые «подрасслабились».

Я чувствую, как дети кайфуют от моего предмета

Я была пионервожатой, организовывала массовые мероприятия, большие праздники, линейки. Потом закончила исторический факультет ПГНИУ и, не раздумывая, пошла работать в школу. Я настолько вошла в свою профессию, что думала: «А кто сделает, кроме меня?»

Работа в школе заряжает, я человек советской эпохи, чистый коллективист по духу, а они индивидуалисты. Я чувствую, как дети кайфуют от моего предмета, это проявляется в том, что они могут прийти в выходные, если что-то нужно. Вижу, как они увлечены моими предметами, иногда даже слышно, как на уроках у ребят шестеренки в головах работают. Думаю, это зависит и от того, что детям нравится подход преподавания, интерактивная подача материала, решение групповых задач. Я стараюсь привить искренний интерес предмету с помощью максимального вовлечения в него. Что касается обществознания, сегодня это одна из интересных областей знаний – сколько коренных изменений происходит в обществе, и как быстро мы отслеживаем их в интернете. Но в причинах самим разобраться сложно, вот ребята и задаются вопросами. Хорошо, когда учитель может помочь на них ответить. Искренне.

Когда в школу приходят молодые практиканты учить ребят, я анализирую. Хорошо получается учить не тем педагогам, которые досконально знают свой предмет, а тем, которые любят детей, у кого есть жажда передать свою любовь вместе со знаниями.

Самый большой парадокс, когда к нам возвращаются работать наши выпускники-двоечники. Мы же помним, как они скакали по партам.

А когда я присутствовала на уроке одной из таких выпускниц, я обалдела, насколько девушка собрана, насколько умеет владеть аудиторией и как грамотно преподает. Тут дело, может быть, и в том, что, становясь, самостоятельными, выпускники серьезно задумываются, что им нужно. Большинство приходит в профессию осознанно. Но первопричина – это, конечно же, любовь к ученикам, к детям.

Конечно, такие навыки не с первых дней появляются. В первые дни практиканты вообще боятся детей, не знают, как с ними обращаться. А те, которые уже давно в формате школы – приходили волонтерами, пионервожатыми, – они идут уже с такой открытой душой, им нравится.

Дети сами разберутся. За этим методом будущее

Любое образование – это, прежде всего, система, у которой есть рамки и законы. Она очень медленно меняется, как и любая другая система – армия, церковь, государство… И успех нашего образования больше зависит от самого учителя, если он способен меняться сам и выходить за пределы предмета.

Был у меня ученик, который любил рисовать на уроках, я разрешала ему рисовать, если он это делал по теме урока.

Здесь нужно увидеть этот талант ребенка, и порой закрывать глаза на некоторые учебные нюансы, уметь грамотно отходить от образовательных стандартов. Считаю, что главное – найти то, в чем ребенок силен, и научить его же развивать эту свою сильную сторону.

Ведь задача учителя сегодня – научить ребенка самостоятельно добывать знания, мы стремимся к этому. Правильно давать детям какую-то проблему или задачу, а они бы сами предлагали пути и способы решения, объединяясь в группы, находили информацию по теме и обсуждали ее. Учитель здесь будет выступать уже в роли куратора, наставника. А дальше дети сами разберутся. За этим методом будущее.

Если говорить об изменениях в образовании, то это ЕГЭ. И я сейчас говорю не о самом механизме, а о заданиях. Во-первых, они, однозначно, выходят за рамки школьной программы. Во-вторых, они требуют, достаточно, большой базы заучивания, а не применения своих знаний. И, в-третьих, гуманитарные предметы (история, литература) должны устно проговариваться, так же, как английский язык. Вот, систему образования нужно начинать менять с учителей, с проработки их функций, их личных целей.

Еще бы, я, конечно, изменила зарплату. Та зарплата, которую сегодня получает учитель, смешная! Мы вынуждены брать много часов дополнительных нагрузок, факультативов, чтоб как-то прожить. Статистика говорит, что средняя зарплата учителя по Пермскому краю составляет от 15 000 до 18 000 тысяч рублей без факультативов. Но сумма может быть существенно выше. Например, надбавки могут быть за успешные результаты учеников и победы в предметных конкурсах, за организацию педагогом проектов, мастер-классов и открытых уроков, за заведование кабинетами и классное руководство.

Главное – не заставить, а показать, что классно

Много документальной отчетности, не творческие задачи мы решаем, а заполнением бумажек занимаемся в основном. Если пройтись по нашему функционалу формально. Помимо отчетности перед руководством, я заполняю электронный дневник. Каждый день я как классный руководитель должна отметить тех ребят, которых не было на уроках, поставить оценки, написать пометки, выложить задание. И все это ежедневно.

Я отвечаю за хороший психологический микроклимат в классе, чтобы не было конфликтов. Мне в этом помогает староста, ребята, отвечающие за разные моменты.

У классного руководителя огромный спектр задач, в том числе и неформальных. Это и организация, и привлечение детей к событиям, главное – не заставить, а показать, что это классно.

Ребята, мне нужна минута…

Основное правило при конфликте или недопонимании с учеником – не навредить.

Мы хотим для них лучшего, а ребенку это не надо, идет отторжение, и мы ухудшаем ситуацию, когда он уже рыдает, а мы ещё добиваем словами.

Здесь уже работают не учительские, а личностные качества человека – ты понимаешь, когда нужно обнять, поговорить по душам, просто отпустить, дать время выпустить эмоции. Это тонкая грань – желание не навредить и желание помочь.

К счастью, серьезных конфликтов не было. Были излишние эмоции, но мы с детьми друг друга прощали. Я детей прощала, когда они кидали тетради, выбегали, потом приходили с «простите». Когда я сама чувствую, что эмоционально уже не владею собой, я сразу: «Ребята, мне нужна минута», и они это знают. Потому что идет накал на уроках, проходим Великую Отечественную, сражения, битвы, а следующий урок – обществознание. Я быстро дохожу до учительской, пью водички, перенастраиваюсь, себя собираю и возвращаюсь в класс на другую тему.

Последствия 127 школы

Какие шаги были сделаны у нас, когда в начале года в России был совершен ряд нападений старшеклассников на собственные школы? В тот же день (инцидента в 127 школе Перми – ред.) нас собрали, проговорили ситуацию. Проведение собрания было назначено свыше директорам школ. На следующий день был собран уже весь коллектив, и четко был дан алгоритм действий (читайте в «П-Журнале», какой алгоритм может помочь, если вы столкнулись с вооруженным нападением).

Первое: каждый классный руководитель со своим классом должен был провести классный час по теме личной безопасности, как правильно себя вести, где можно защититься и где искать помощь в чрезвычайных ситуациях. Второй мой шаг: я поделилась этой информацией о безопасности с родителями, проговорила основные моменты. И третий – общегородской шаг: на следующий день были проведены собрания всех охранных агентств города, которые работают со школами. Условия были поставлены довольно жестко. Ни под какими предлогами не пускать посторонних, даже если это выпускники нашей школы. Если выпускники пришли в школу, учитель сам спускается за гостями и берет их под свою ответственность. Это касается и родителей, они должны предупреждать о своем приходе педагогов. В школах поставили турникеты, ввели пропускную систему.

И все равно, мне кажется, сейчас мы подрасслабились.

С момента нападения на детей в 127 школе мы все работали очень жестко, всех отслеживали, но стоило ситуации немножечко отойти – расслабились. Это менталитет русского человека: «пока гром не грянет, русский мужик не перекрестится». Печально, к сожалению.

Вы чего, хотите угробить ребенка?

В нашей школе каждую четверть ученики заполняют анкету. Школьный психолог выявляет предрасположенность детей, составляет список учеников, на которых нужно обращать внимание. Как это мы замечаем изменения в характере ребенка? Это частая перемена настроения: сегодня счастливый, завтра рыдает весь день. Сильная апатия или излишняя агрессивность, не присущая ребенку – он перестает учиться, не ходит на уроки.

Бывает, ученик ни с кем не хочет говорить или закрывает запястья, потому что там есть порезы.

Рекомендуют ещё анализировать социальные сети. Я даю наставление родителям, чтобы они смотрели, что читают их дети, интересовались, с кем они дружат. Внутри класса так же существуют обеспокоенные ребята, они внимательны друг к другу. Иногда эмоциональные перемены связаны с несчастной любовью или с разводом родителей.

Один раз я приглашала двоих родителей, говорила напрямую: «Вы чего, хотите угробить ребенка? Вы это получите, она вся исхудала, постоянно рыдает, уже не в адеквате. Пожалейте вашего ребенка и приведите свои отношения в порядок!»

В мыслях учителя разбиралась Елена Ильина



Понравилась статья? Поделитесь ей в Вконтакте, Фейсбуке, Одноклассниках, Твиттере или отправьте в Вайбере, Ватсаппе или Телеграмме

Похожие статьи